Экспертный семинар «Управление образовательными системами: высшее образование» состоялся 23 января 2020 года в Президентской академии.

С докладом «Совершенствование территориально-отраслевых механизмов управления доступностью услуг высшего образования (на примере Дальневосточного федерального округа)» выступила заместитель декана факультета государственного и муниципального управления, старший преподаватель кафедры менеджмента и предпринимательского права Дальневосточного института управления – филиала РАНХиГС (г. Хабаровск) Татьяна Блинова.

Спикер представила разработанную специалистами и апробированную на примере Дальневосточного федерального округа (ДФО) методику расчета показателя доступности высшего образования. О ценности данного исследования говорит, помимо прочего, его масштаб. Напомним: административное пространство округа-гиганта, чья площадь составляет 40% территории РФ, формируют 11 крупнейших регионов страны.

При этом лишь в 20 из 82 городов Дальнего Востока имеются вузы либо их филиалы. В результате среднее расстояние до них составляет для кандидата в студенты 219,3 километра.

Четыре измерения доступности

Предлагаемый показатель доступности образовательных услуг включает четыре составляющие – территориальную, экономическую, образовательную (в зависимости от набранных баллов ЕГЭ) и организационную (исходя из наличия мест для приема).  

Так, территориальная составляющая доступности определена как отношение максимального средневзвешенного по численности населения расстояния от районного центра до образовательной организации и средневзвешенного по численности населения расстояния от районного центра до вуза. Чтобы избежать неопределенности (деления на ноль) в случаях, если вуз дислоцирован в райцентре, использовался показатель недоступности высшего образования, обратный уровню его доступности.

Спикер отметила, что территориальная недоступность университетов относительно высока в Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе. Что, по ее словам, обусловлено их размещением преимущественно в столицах регионов. Напротив, высокое значение территориальной доступности зафиксировано в Республике Саха (Якутия) и Забайкальском крае. Частично это объясняется значительной долей молодежи, сконцентрированной в городах, имеющих вузы.

«Дислокация вузов, как и особенности размещения населения в макрорегионе, является исторически сложившейся данностью. Наиболее эффективный метод повышения территориальной доступности в этом случае – повлиять на нее через финансовые механизмы», - предположила она.

Для оценки экономической недоступности образовательных услуг затраты, учитывающие среднюю стоимость обучения, аренды жилья и долю молодых людей, не обеспеченных местом в общежитии, а также среднегодовой прожиточный минимум, сопоставлялись со среднедушевым годовым доходом в регионе.

Оказалось, что достаточно серьезный уровень экономической недоступности высшего образования наблюдается в Забайкальском крае, Еврейской автономной области и республике Бурятия. Такое положение вещей обусловлено, как полагает эксперт, не вполне удовлетворительным уровнем экономического развития территорий, скромными значениями среднедушевых доходов населения.

И, наоборот, низкий уровень экономической недоступности высшего образования в Чукотском автономном округе объясняется вполне достойным уровнем среднедушевых денежных доходов его жителей.

При определении интегрального уровня недоступности/доступности услуг высшего образования использовались результаты анкетирования потенциальных абитуриентов по оценке ими степени значимости каждой из четырех составляющих этого показателя. Сводные данные собраны в три группы: регионы с высоким, средним и низким уровнем доступности образования – для бюджетных мест и мест с оплатой стоимости.  

Цифры приема для «бюджетного маневра»  

Количество бюджетных мест в вузах необходимо увеличивать ежегодно, заявил Президент Владимир Путин в Послании Федеральному Собранию, предложив в приоритетном порядке отдавать их в вузы субъектов Федерации. Прежде всего туда, где не хватает врачей, педагогов, инженеров.

Отсюда и вопрос: сможет ли региональный университет по-хозяйски распорядиться предоставленным ресурсом? С пользой для показателя доступности образовательных услуг? Участница семинара отметила значительное рассогласование между существующей системой подготовки специалистов в ряде территорий ДФО и текущей потребностью его экономики в кадрах. 

«Если, скажем, в Амурской области планируются темпы роста ВВП на уровне 7, 3%, то объемы выделяемых этой территории контрольных цифр приема (так называемых КЦП) либо сокращались, либо увеличились, но незначительно», - отметила она.

В Приморском крае наибольшее развитие получили транспорт, связь, оптовая и розничная торговля, обрабатывающие производства. А в числе укрупненных групп специальностей и направлений подготовки, доминирующих по объему выделяемых под них КЦП, значатся почему-то клиническая медицина, экономика и управление.

«И так практически по всем регионам, за исключением Чукотки. Мы делали анализ в разрезе каждого субъекта Федерации», - заключила она.

Умная экономика должна быть образованной

Еще 120 лет назад среднее по планете число лет обучения в школе составляло всего 1,5 года, в 1950-х годах – 2,5 года, а к 2000-му году достигло восьми лет. Это колоссальный прирост, считает директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Татьяна Клячко, представившая доклад «Продолжительность обучения занятого населения и влияние этого фактора на социально-экономическое развитие региона».

При этом ожидаемое среднее число лет обучения населения в Австралии составляет 23 года, в России – 15,5, а в среднем по миру – 12 лет. Иначе говоря, население становится все более образованным, и, подчиняясь вызовам информационного общества, страны все больше вкладываются в человеческий капитал. Но всегда ли эти вложения себя оправдывают? 

Если взять Бразилию, то ее траты на образование в 2012–2017 годах (5,9% ВВП) превышали аналогичный показатель даже таких государств как США, Германия или Швейцария. «Но я не уверена, что в связи с этим образование в Бразилии стало существенно лучше», - отметила спикер, уточнив, что Россия по затратам на образование (3,8% ВВП) ближе всего к Японии, Гонконгу и Сингапуру.

Получается, что связь между образованием, инновационной экономикой и богатством выглядит далеко не так линейно и однозначно, как мы привыкли думать. Чтобы проследить эту зависимость, исследователь на открытых материалах российских и международных источников попыталась ответить на вопрос: как длительность обучения влияет на развитие региональных экономик?

Анализ данных статистики двух столиц, Москвы и Санкт-Петербурга, фактически сосредоточивших в своих руках высшее образование страны, приводит к выводу: сам по себе приток студентов заметного вклада в рост показателя среднего числа лет обучения занятого населения не вносит.

«Москва сначала достаточно быстро растет по этому показателю, а потом стабилизируется, выходя почти на плато. Может быть, тут сказывается перенасыщенность города людьми с соответствующим уровнем образования», - предположила Клячко, уточнив, что 8%, как правило, самых сильных ребят из регионов учатся в вузах первопрестольной. 

Она напомнила, что экономика обоих мегаполисов и особенно Москвы   все еще ориентирована на мигрантов, занимающих в основном малоквалифицированные и низкооплачиваемые рабочие места.   

А, скажем, среднее число лет обучения работающих жителей Татарстана возросло с 2005 по 2017 годы до 12,72 лет, в Ханты-Мансийском автономном округе до 12,88 лет, в Ямало-Ненецком АО до 13,21 лет.    

На примере Ямало-Ненецкого автономного округа отчетливо видно, что именно богатые регионы успешнее других привлекают кадры с высоким уровнем образования. Впрочем, насколько умело они распоряжаются этим потенциалом, пока вопрос. 

Особый случай – Томская область, третий по численности студентов регион страны, одна из стартовых площадок ее технологического прорыва. После шести лет крутого подъема (вплоть до 2016 года) средний показатель «образовательного стажа» работников здесь неожиданно резко упал до отметки 12,5. В связи с этим в качестве одного из сценариев развития событий спикер отметила немалый риск у региона стать транзитным для получения высшего образования и местом оттока университетской элиты.  

«Алтайский край тянется изо всех силенок и, судя по всему, дотягивается до планки. Алтайский государственный университет решил стать сибирским РУДН, наращивает приток иностранных студентов. Показатель Алтая сегодня достиг 12,39, хотя еще десять лет назад составлял 12,02. Дагестан упал, попытался отжаться, но неудачно. Новосибирская область вроде хотела, напротив, замедлиться, но удержалась, растет», - отметила эксперт.  

Другой требующий особого внимания вывод: создание федеральных и национальных исследовательских университетов в таких перспективных регионах, как Ростовская, Томская, Новосибирская области, не привело к тому, чтобы регион, по ее словам, «в плане наращивания своего человеческого капитала получил дополнительный толчок».

Тем выразительнее на фоне региональных значений выглядит общероссийская цифра. За двенадцать лет, с 2005 по 2017 год, среднее число лет обучения занятых россиян увеличилось с 12,17 до 12,70. Отметим, что в Китае, самой быстро развивающейся экономике мира, этот показатель составляет 7,8, в инновационном Израиле 13, а в Германии – крупнейшей экономике Европы – 14 лет.   

«Я понимала, что мы растем, но то, что с показателя «12,2 лет обучения» страна шагнула до отметки «12,7 лет», стало неожиданностью. Это большое приращение в среднем по занятому населению, свидетельствующее о том, что экономика все-таки востребует людей с образованием», - подчеркнула Татьяна Клячко.  

Доклад Т. Блиновой

Президентская академия – национальная школа управления
Контакты
Институт прикладных экономических исследований
Адрес
119571, г. Москва,
проспект Вернадского, 82-84,
корпус 9, офис 1805
E-mail
Режим работы
будни: с 10:00 до 18:00
сб., вск.: выходной
Телефон
+7 (499) 956-95-39
Написать
Как проехать