Банки развивают собственные экосистемы и становятся локомотивами цифровой экономики. Какие тенденции и перспективы есть у этого направления, обсудили в Президентской академии, где прошел круглый стол с участием представителей научного сообщества, банковской сферы и Счетной палаты России. Организаторы встречи – Лаборатория структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС совместно с Институтом экономической политики имени Е.Т. Гайдара и Клубом банковских аналитиков и макроэкономистов. Участниками дискуссии стали представители научного сообщества, банков и Счетной палаты РФ.

Аналитики утверждают: цифровая революция привела к радикальной трансформации экономики и новому витку формирования финансовой сферы. По мнению заведующего лабораторией структурных исследований РАНХиГС Алексея Ведева, банковский сектор развивается хаотично, но именно он готов предлагать новые технологические решения. Этот вектор хорошо просматривается в строительстве экосистем – с их помощью банки могут создавать и развивать конкурентные продукты.

Как отметил руководитель Центра исследования финансовых технологий и цифровых технологий СКОЛКОВО – Российская школа экономики Егор Кривошея, экосистемы хорошо приживаются в самых разных областях жизни благодаря своей микросервисной архитектуре. То есть на базе ключевой компании могут создаваться десятки дополнительных предприятий, которые в состоянии развиваться сами.  При этом микросервисы пользуются всеми преимуществами крупной компании – например, используют узнаваемый бренд. Это взывает к экосистеме доверие потребителя и при этом делает ее более мобильной и гибкой.

Спикер выделил три условные модели развития финансовых инноваций. По его словам, в американо-китайской модели ключевой фигурой экосистемы, как правило, становятся крупные технологические компании такие, как Apple, Amazon, Google. Они предлагают своим клиентам финансовые услуги и начинают конкурировать с банками. В России, наоборот, банки являются локомотивами развития инноваций в сферах, которые к финансовому сектору до сих пор не имели отношения – например, доставка еды или услуги такси. В третьей – европейской – модели в центре расположены сразу потребитель, регулятор и стартапы – они активно взаимодействуют и осваивают новые инновационные направления.  

А вот гендиректор компании «БизнесДром» Павел Самиев считает, что у экосистем есть конкуренты – это маркетплейсы. Ведь если экосистема – это множество продуктов под одним «зонтиком», то маркетплейс – одна витрина с продуктами от множества провайдеров. То есть создание экосистемы могут позволить себе только крупнейшие холдинги. А маркетплейсы – это выход на финансовый рынок для менее крупных компаний. По мнению спикера, обе модели смогут существовать и создавать здоровое конкурентное поле, на котором найдут себе место разные игроки.

Также участникам круглого стола представили теоретическую модель цифровых перспектив. Ее тезисы в своей лекции «Цифровизация экономики – последствия для финансового сектора» обозначил завкафедрой «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» РАНХиГС Константин Корищенко. По его мнению, человечество ждет тотальная сетевизация и дегуманизация. А банки, развивая экосистемы или встраиваясь в маркетплейсы, своевременно готовят площадки для своего цифрового будущего.

Презентация К. Корищенко

04-02-2020-ipei2.jpg

Президентская академия – национальная школа управления
Контакты
Институт прикладных экономических исследований
Адрес
119571, г. Москва,
проспект Вернадского, 82-84,
корпус 9, офис 1805
E-mail
Режим работы
будни: с 10:00 до 18:00
сб., вск.: выходной
Телефон
+7 (499) 956-95-39
Как проехать