16 декабря в Президентской академии состоялся научный семинар на тему «Анализ новых подходов к формированию предикторов финансово-экономических кризисов на основе показателей финансовых рынков», организованный Лабораторией структурных исследований Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС.

С докладом, опирающимся на результаты научно-исследовательской работы, проведенной в РАНХиГС в рамках Государственного задания 2019 года, выступил ведущий научный сотрудник к.э.н. Данилов Ю.А.

Он отметил, что в настоящее время основное внимание уделяется попыткам предугадать время наступления будущего кризиса, в то время как другие его прогнозные параметры привлекают намного меньше внимания, по крайней мере, со стороны международных финансовых организаций. Так, в докладах о глобальных рисках Всемирного экономического форума экономические риски отсутствуют в числе рисков с наибольшей вероятностью реализации в течение последних 4 лет (они преобладали в этой «номинации» с 2008 по 2010 г.), а в числе рисков с наибольшим влиянием на глобальную социально-экономическую систему – в течение последних 3 лет (они преобладали в течение 2008 – 2014 гг.). Напротив, глобальные инвестиционные банки оценивают глобальную финансовую систему как «хрупкую» (в терминах Хаймана Мински), особенно отмечая достижение наивысших уровней оценки рядом финансовых активов (такая же позиция зафиксирована в последних докладах о финансовой стабильности ФРС США и ЕЦБ) и крайне опасный рост долга (государственного долга в ряде стран Европы; объема долга нефинансовых корпораций и крайне высокой скорости роста долга домохозяйств в Китае).

Одним из фрагментов доклада, вызвавшим активную дискуссию присутствующих, стал анализ причин реакции ФРС США на уход кривой доходности казначейских облигаций США в отрицательную область. Докладчик сформулировал три гипотезы относительно причин оперативной (не укладывающейся в рамки формальных рекомендаций, исходя из формулы Тейлора) реакции ФРС на это событие, считающееся у финансистов признаком возможной рецессии на промежутке в 12 – 18 месяцев:

1) это эксперимент, предполагающий, что сработает «закон Гудхарта»[1], и пророчество спрэда о кризисе не сбудется;
2) причина лежит в возложении функции обеспечения финансовой стабильности на центральные банки, которые теперь вынуждены следить, чтобы не было рыночных паник, и их естественной реакцией на возможность таких паник является впрыск ликвидности на финансовые рынки;
3) это признак потери центральными банками независимости.

Заметив, что наиболее вероятной причиной видится наделение центральных банков функцией обеспечения финансовой стабильности, докладчик заметил, что уже идет дискуссия о необходимости разделения функций поддержания ценой стабильности и функции поддержания финансовой стабильности.

Отдельно Ю.А.Данилов остановился на вопросе о возможности и целесообразности построения внутренних кризисных предикторов в России. Опыт более позднего вхождения России в глобальную рецессию 2008 года свидетельствует о том, что в данном случае можно усмотреть определенные фундаментальные причины. Если в большинстве стран внешние шоки мгновенно транслируются через финансовый (банковский) сектор и очень быстро оказывают влияние на поведение значительной части экономических агентов, то в России скорость трансляции шоков в финансовом и реальном секторах разная. Внешние шоки мгновенно транслируются в российский финансовый сектор (который сигнализирует об этом резким изменением индикаторов), а также затрагивают крупнейшие российские корпорации, которые имеют выход на мировые финансовые рынки, либо имеют устойчивые кредитные линии от российских банков. Так как размер этих корпораций достаточно большой, они, во-первых, имеют возможность в течение определенного времени использовать внутренние резервы, и во-вторых, они имеют возможность обратиться за адресной поддержкой к государству. Поэтому снижение ими производства происходит позже. Значительная часть средних и малых предприятий реального сектора вообще не имеет значимого доступа к финансовой системе, и на нее шоки распространяются через сегмент крупных корпораций, они и вне кризиса выживают в тех же условиях доступа к финансам, что и в кризис.

Была сформулирована гипотеза: Россия имеет двухсекторную модель экономики, в которой два сектора (финансовый и реальный) разделены между собой довольно высокими барьерами и характеризуются принципиально разной  скоростью трансляции внешних шоков.

Вниманию участников были представлены результаты апробации российского индекса финансовых условий, разработанного Лабораторией структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС, который на ретроспективных данных показал хорошие предиктивные способности.

Активно включившийся в дискуссию профессор Высшей школы экономики Л.М.Григорьев указал на необходимость более активного учета последних работ в области теории циклов. По его мнению, кризис 2008 года стал следствием не столько перехода реальной экономики к рецессии в рамках делового цикла, сколько следствием катастрофического нарушения здравого смысла в конструировании финансовых продуктов. Профессор Григорьев в значительной мере солидаризировался с мнением экспертов высокого уровня международных финансовых организаций, оценив как невысокую вероятность развертывания в ближайшем будущем глобального долгового кризиса. Вместе с тем он предложил красочную метафору современной глобальной экономики в виде ковбойского салуна, в котором триггером всеобщего буйства может стать фактически любое событие.

Продолжая рассуждения в рамках данной метафоры, Ю.А.Данилов заявил, что срабатывание  триггера может привести к буйству только при наличии сложившихся фундаментальных предпосылок (в рамках салуна – все должны быть в подпитии; в рамках глобального финансового рынка – должны сформироваться «пузыри»). При этом он подчеркнул, что по мнению как ФРС США, так и ЕЦБ на рынках финансовых активов уже сейчас наблюдается значительная переоценка активов, что может свидетельствовать о наличии таких «пузырей».

Выступивший далее профессор Высшей школы экономики В.Р.Евстигнеев высказал ряд ценных замечаний относительно математических инструментов выявления и оценки предикторов. Он также проявил интерес к новому инструментарию межстранового анализа оценок риск-премий, который в последнее время активно развивается благодаря интернет-технологиям.

Руководитель Экономического департамента Института энергетики и финансов М.Р.Салихов познакомил собравшихся со своими оценками вероятности кризиса, опирающимися на анализ спрэдов доходности  казначейских облигаций США. Как было признано собравшимися, получение вероятностных оценок предикции кризиса следует рассматривать как исключительно важный вклад в развитие инструментария предвидения финансово-экономических кризисов.

Участвовавшие в работе научного семинара представители бизнеса интересовались более прикладными вопросами, среди которых сроки предикции будущего кризиса, влияние новой нормальности (элементами которой назывались отрицательные процентные ставки, появление криптовалют и т.д.) на вероятность развертывания и глубину будущих финансово-экономических кризисов и т.д. данные вопросы также были обсуждены участниками семинара.

Презентация Ю.А. Данилова

[1] «Наблюдаемая статистическая закономерность имеет тенденцию исчезать, когда на нее оказывается влияние в процессе реализации управленческих или контрольных решений» (Goodhart, 1984).

Президентская академия – национальная школа управления
Контакты
Институт прикладных экономических исследований
Адрес
119571, г. Москва,
проспект Вернадского, 82-84,
корпус 9, офис 1805
E-mail
Режим работы
будни: с 10:00 до 18:00
сб., вск.: выходной
Телефон
+7 (499) 956-95-39
Как проехать