22 июня 2020 года Лаборатория развития налоговой системы ИПЭИ РАНХиГС провела вебинар по теме «Правовое регулирование налогообложения деятельности контролируемых иностранных компаний». Вебинар был организован в рамках научно-исследовательской работы текущего года «Правовое регулирование и актуальные задачи контрольно-надзорной деятельности в сфере международного налогообложения деятельности контролируемых иностранных компаний и деофшоризации».

С вступительным словом вебинара выступила заведующая Лабораторией Корниенко Наталья. Она отметила, что данная тема становится вновь актуальной, особенно в связи с решением Правительства РФ пересмотреть Соглашения об избежания двойного налогообложения.

С докладом «Обзор зарубежных исследований института контролируемых иностранных компаний» выступила с.н.с. Минина Елена. Докладчик отметила, что правила КИК уже давно являются предметом изучения за рубежом в отличии от России, впервые правила КИК были введены в середине 20 века в мире и только в 2015 г. в России. Институту КИК посвящены работы М. Лэнга, Б. Арнолда, Л.–Э. Венехеда, Р. Ави-Йонаха, А. Йохансона, М. Дальберга и др. Определенное внимание уделяют институту КИК Х. Ольт, К. Холмс, К. Романо и др. Целью введения правил КИК является изначально противодействие нелегитимному «отложенному налогообложению», борьба с уклонением от налогообложения. При этом, как отмечают зарубежные исследователи, возможны и иные цели введения.

В исследованиях поднимаются вопросы возможного двойного налогообложения; доходов, подпадающих под налогообложение (пассивные или пассивные и частично активные); состава контролирующих лиц и иные. Существует целый ряд эмпирических исследований, посвященных вопросам поведения многонациональных компаний в привязке к правилам КИК. На вебинаре Мининой Еленой были представлены актуальные эмпирические исследования, подтверждающие эффективность правил КИК. Кроме того, было рассмотрено исследование, поднимающее вопрос о необходимости введения правил КИК всеми странами и особенности применения КИК в условиях интеграционного объединения.

В ходе выступления с.н.с. Лаборатории Георгия Королева рассматривалась антиуклонительная директива ЕС в сравнении в Налоговым кодексом РФ. Был сделан вывод, что правовой режим Директивы ЕС гораздо шире, чем регулирование КИК в НК РФ. Неслучаен тот факт, что нормы о КИК занимают только статью 7 Директивы, в которой закреплены также другие меры противодействия размыванию налоговой базы и перемещению прибыли. Так, и правила КИК, и нормы об ограничении процентов, налог на вывод, GAAR, гибридные схемы являются системным ответом на размывание налоговой базы и перемещение прибыли. Сами по себе правила КИК, применяемые изолированно, несут мало пользы в борьбе государств с таким явлением. Более того, нормы КИК являются превентивной мерой, их функция достаточно ограниченна и не может решить комплексных проблем в конкуренции юрисдикций.

Правила КИК в Директиве направлены на то, чтобы препятствовать транснациональным компаниям переводить прибыль из своей материнской компании в стране с высоким уровнем налогообложения в контролируемые компании в странах с низким уровнем налогообложения (либо вообще без налогообложения). Эти нормы препятствуют уменьшению налоговых обязательства группы компаний.

В Росси в настоящее время нет норм, которые в такой же степени регулировали бы налоговые отношения с другими странами-членами ЕАЭС. Поэтому опыт ЕС может быть интересен для этой цели. Кроме того, в России действует скорее формально-юридический подход к КИК, который можно было бы дополнить рассмотрением реальной экономической деятельности контролируемой организации, как это делается в странах-членах ЕС.

С обзором международной судебной практики выступила н.с. Лаборатории Екатерина Ястребова (Митрофанова). В своём докладе Екатерина сделала вывод, что проблемы в практике применения законодательства о КИК в разных странах схожи с проблемами, которые были выявлены нами в практике России. Это можно объяснить тем, что страны вводят в своё правовое поле правила налогообложения КИК неравномерно и опираются на опыт друг друга, который всё ещё является новым. По мнению Екатерины, единой тенденции в решениях судов разных стран, к сожалению, выявить не удалось: суды не отдают предпочтений ни налогоплательщикам, ни налоговым органам, ориентируясь, в основном, на точные формулировки законов, отмечая, что каждый конкретный случай в вопросе применения правил КИК является уникальным и требует своего подхода. Однако, международную судебную практику (в рамках первого этапа НИР были проанализированы дела ЕС, США, Австралии) можно разделить по группам дел: о соотношении положений заключенных Соглашений об избежании двойного налогообложения и законодательства ЕС; о разъяснении терминологии, применяемой в международных правилах КИК; о распределения прибыли и применения исключения из правил КИК.

Проблемы практики КИК являются максимально международными, поэтому представляется очень важным направление гармонизации не только терминологии в данной отрасли, но и раскрываемых определений. Перечни критериев, которые тот или иной суд избирает в качестве ключевой аргументации в делах о применении правил КИК также могут оказать значительное влияние на налоговую политику стран в этом вопросе, а также использоваться в качестве примера для предлагаемых изменений в налоговое законодательство России. Страны, на чей опыт предполагается опираться, являются примерами для остального мира в данном вопросе: и США со старейшим законодательством о КИК, и ЕС, где всегда очень аккуратно и детально решается вопрос о соотносимости законодательства разных уровней, и восточная часть мира на примерах Китая и Австралии, которые отличаются правовыми системами и взглядами на проблемы налогообложения, что делает их опыт ещё более интересным. Несмотря на то, что законодательство о КИК в России разрабатывалось на примере стран, в которых институт КИК уже был, каждая страна ищет свои пути развития законодательства в данной сфере в зависимости от своих экономических целей.

В продолжение темы, сравнивая с российской судебной практикой, м.н.с. Анна Богатырева отметила, что проблемы, ставшие предметом судебного разбирательства, носят в большей степени технический характер. Налоговый орган привлекал к ответственности физических и юридических лиц ввиду несоблюдения порядка и сроков подачи уведомления о КИК. Выступающая отметила, что большое количество однотипных дел, по всей вероятности, послужило причиной для дополнения .2 ст.25.14 НК РФ указанием на период, по итогам которого определен убыток, а не только прибыль КИК. Суды при рассмотрении также пользовались правом смягчить наказание при наличии ряда обстоятельств, как совершение правонарушения впервые, предоставление бухгалтерской отчетности, отсутствие отрицательных последствий для бюджета.

Также судебная практика оказалась интересна как источник сведений о том, откуда налоговый орган получает информацию об иностранных компаниях. Анализ дел позволяет сделать вывод, что в основном налоговые органы получают такую информацию непосредственно от налогоплательщиков, однако, на примере деятельности совместной Рабочей группы по налоговому контролю и обмену налоговой информацией Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь и ФНС России, в перспективе возможно получение сведений от налоговых органов других государств. Участники семинара согласились, что этот аспект необходимо также учитывать в сложившейся ситуации на международном уровне, когда решается вопрос об изменении двух и многосторонних налоговых соглашений.

Статистика деятельности и налогообложения контролируемых иностранных компаний сегодня изобилует пробелами в части понимания структуры и динамки базы и ее распределения по юрисдикциям. Основные источники, на которые мы можем сегодня опираться, ограничиваются отчетами ФНС и Центробанка. Данные последнего в части динамики элементов платежного баланса позволяют в разрезе юрисдикций анализировать инвестиционные потоки и, ограничено, запасы. На основе этих данных мы с одной стороны видим, что в общем потоке доля инвестиции в оффшорные юрисдикции из России с 2015 года сократилась более чем в 4 раза. Однако, если отвлечься от естественного всплеска 2015 года нельзя говорить о том, что доля инвестиций в Россию из оффшорных юрисдикций сокращалась (в 2018  году она достигла максимума, если не считать выброс 2015 года). Это может свидетельствовать о том, что происходит реструктуризации иностранного бизнеса российских резидентов. Поступления в бюджет в последние годы не отличались стабильностью. Так, в 2018 году наблюдался сильное падение (более 70%). Если обратиться к отчетам ФНС за 2016 – 2018 годы в части сумм исчисленного налога (или же налоговой базы для исчисления), то можно объяснить этот спад с двух сторон: во-первых, это снижение средней доли участия с 36% (снижение доли контролирующего лица) по итогам деклараций за 2016 год до 15,7% - за 2017 год, а с другой существенное падение средней прибыли. В целом анализ данных ФНС позволяет заключить, что в целом доходы формируются за счет компаний, зарегистрированных в достаточно прозрачных юрисдикциях. Это с точки зрения абсолютной базы.  Но с другой стороны, мы видим относительный рост вклада таких юрисдикций: если в 2016 году по данным ФНС доля КИК, приходящаяся на сомнительные юрисдикции, в их общей численности составляла порядка 8,7%, то в 2017 – 9%, а в 2018 - уже 9,3%. В части физических лиц динамика поступлений и деклараций позволяет предположить, что налогоплательщики разбивают компании на более мелкие, чтобы прибыль каждой из не превышала предельный уровень в 10 млн. руб.

В заключении Наталья Корниенко поблагодарила всех гостей и участников и заметила, что в связи с последними инициативами могут пострадать именно российские крупнейшие компании.

Видео с вебинара доступно по ссылке

Президентская академия – национальная школа управления
Контакты
Институт прикладных экономических исследований
Адрес
119571, г. Москва,
проспект Вернадского, 82-84,
корпус 9, офис 1805
E-mail
Режим работы
будни: с 10:00 до 18:00
сб., вск.: выходной
Телефон
+7 (499) 956-95-39
Написать
Как проехать