13 октября в РАНХиГС  прошел экспертный семинар «Научно-образовательные центры мирового уровня (НОЦ) как модель регионального технологического развития», организованный Центром научно-технической экспертизы ИПЭИ.  В дискуссии приняли участие представители Департамента стратегического развития Минобрнауки России, Министерства образования, науки и молодёжной политики Нижегородской области, организаций-участников НОЦ «Кузбасс» (Кемеровская область), НОЦ «Инновации в АПК» (Белгородской области), НОЦ «Рациональное недропользование» (Пермская область), «Западно-Сибирского инновационного центра» (Тюменская область), НОЦ «Инженерия будущего» (Самарская область), АО «Корпорация развития», Дирекции научно-образовательных программ Минобрануки России.

На обсуждение участников семинара были вынесены следующие вопросы:

  • Как формулируют региональные индустриальные партнеры НОЦ цели, стратегии и KPI своего технологического развития?
  • Как оценивается глобальная конкурентоспособность научно-технологических заделов проектов НОЦ?
  • Как формируется патентная стратегия участников проектов НОЦ и решаются вопросы распределения прав на охраноспособные РИД, созданные в НОЦ?
  • Как можно оценить уровень достаточности внебюджетного финансирования проектов НОЦ в текущих экономических условиях?

Директор Центра научно-технической экспертизы РАНХиГС при Президенте России Наталия Куракова дала высокую оценку новой редакции Методических рекомендаций по формированию программ деятельности НОЦ мирового уровня, утверждённой Минобрнауки России 23 сентября 2020 г. Особое внимание в ней уделено портфелю технологических проектов НОЦ, администрирование которых должно осуществляться в логике управления инвестициями с учетом распределения доходности и рисков. Эти методические рекомендации предлагают в презентациях НОЦ использовать принципиально важный раздел «Технологические проекты центра и их целевые рынки». С точки зрения Н. Кураковой, новые методические акценты призваны напомнить участникам НОЦ, что во всем мире под технологическим развитие страны или ее региона, понимается, в первую очередь, увеличение производства экспортно ориентированной высокотехнологичной продукции, предназначенной для вывода на новые ниши глобального рынка. Вместе с тем, в 2020 г. Агентство стратегических инициатив и консалтинговая компания КРМG представили тревожные результаты «Исследования по цифровизации и инновационной открытости российских предприятий», согласно которым всего лишь 2% из 148 российских компаний, принявших участие в опросе, в качестве целей внедрения инноваций указало выход на новые рынки.

По мнению Н. Кураковой, только 5 индикаторов деятельности НОЦ, можно отнести собственно к показателям технологического развития регионов, и все они имеют непосредственное отношение к индустриальным партнёрам. Патенты, получившие правовую охрану в юрисдикциях, на рынки которых будет выводиться новый продукт, необходимы, в первую очередь, предприятиям реального сектора экономики, им же нужно увеличивать долю новой и усовершенствованной продукции и создавать новые высокотехнологичные рабочие места. Принимают ли на себя индустриальные партнеры НОЦ ответственность за достижение этой группы показателей?

Анализ международного опыта показывает, что ключевыми условиями продуктивности партнерских проектов в формате university-industry-cooperation (UIC) являются: доля производственных и сервисных компаний в общем числе участников UIC (не менее 50%), доля частного сектора в высших органах управления UIC, которым подотчетен исполнительный директор (более 50%), доминирование малых и средних предприятий, которые выступают ключевыми получателя господдержки. В этой связи администраторам уже созданных в 2019 г. НОЦ был адресован вопрос: в какой степени удалось учесть опыт индустриально развитых стран при отборе участников и определении состава органов управления НОЦ?

Именно маркетинговые стратегии, отраженные в патентных ландшафтах индустриальных партнёров НОЦ, по мнению Н. Кураковой, могут и должны стать главным триггером технологического развития региона в формате НОЦ. Однако выполненный в Центре научно-технической экспертизы РАНХиГС конкурентный и патентный анализ 40 проектов НОЦ не позволяет пока отследить, что такие стратегии сформированы. Напротив, по темам выборки проектов НОЦ критически высока доля патентов РФ, принадлежащих зарубежным компаниям, у индустриальных партнеров часто отсутствуют патенты зарубежных стран, не всегда учитываются риски неконтролируемой диффузии передового научно-технологического знания.

Комментируя аналитические данные, приведенные в презентации Наталии Кураковой, Директор Департамента стратегического развития Минобранауки Юрий Казаков отметил, что период функционирования НОЦ не был столь продолжительным, чтобы позволить Минобрнауки России сформировать критический и объективный подход к оценке деятельности НОЦ, поэтому многие факты и выводы экспертов РАНХиГС являются основанием задуматься над способами управления рисками реализации проектов НОЦ. «Мы видим качественный контент, однако представляется, что авторам исследования не хватало непосредственно взаимодействия с участниками НОЦ, чтобы более объективно представить реальное положение дел. Взаимодействие с НОЦ должно быть выстроено в тесном контакте с представителями управляющих компаний, которые имели бы возможность прокомментировать детали реализации проектов и управления их рисками».

Екатерина Журавлева, начальник управления науки департамента внутренней и кадровой политики Белгородской области, согласилась, что важнейшим вопросом деятельности НОЦ является понимание стимулов бизнес-партнеров. Однако не для всех проектов стратегической целью является вывод новой продукции на глобальный рынок: «Мы не можем конкурировать с такими транснациональными корпорациями, как Bayer, располагающими миллиардными бюджетами, у нас иные ресурсы. Поэтому стратегической задачей НОЦ «Инновационные решения в АПК» является импортозамещение. Например, ведется огромная работа по доказательной базе, что один из индустриальных партнёров НОЦ производит лизин высокой степени чистоты. Однако из-за существующих нормативно-правовых барьеров мы не можем пока добиться того, чтобы этот лизин признали готовым к выходу на рынки. В такой ситуации требовать роста внебюджетного финансирования проектов НОЦ от бизнеса, не получившего никаких преференций от государства, нельзя». В качестве ключевых барьеров деятельности НОЦ Екатерина Жукова выделила проблему привлечения малого и среднего бизнеса, а также высокую закредитованность длинными кредитами всех агропромышленных предприятий региона, что делает для них переход на новые технологии дополнительным риском. «Необходимо усиливать преференции бизнес-партнерам НОЦ, в отсутствии таковых бизнес будет сложно удерживать в НОЦ. Если эта ситуация не изменится в течение года, индустриальные партнеры будут выходить из НОЦ, предпочитая покупку готовых тиражированных решений за рубежом».

Владимир Коротаев, проректор по науке и инновациям Пермского национального исследовательского политехнического университета, акцентировал проблему распределения прав на объекты интеллектуальной собственности (ИС), создаваемые в рамках проектов НОЦ: «Фактически университеты оказываемся заложниками, передавая всю ИС индустриальным партнерам. Кроме того, требование подтверждения мирового уровня исследований публикациями в ведущих научных журналах первого-второго квартилей, противоречит стратегии выхода новой продукции на рынки: либо необходимо погрузиться в научную деятельность, либо в коммерциализацию и импортозамещение.  Из-за бюрократических барьеров в НОЦ практически не участвуют МСП, отсутствие преференций не создает мотивации и для крупных индустриальных партнеров, например, участвовать в конкурсах в рамках Постановления Правительства №218 в нашем регионе уже никто из промышленных предприятий не планирует ….»

Еще одним риском для проектов НОЦ, по мнению Владимира Коротаева, является отсутствие связующего звена между технологическими заделами с низким уровнем технологической готовности (1-3 TRL) и теми заделами, которые нужны реальному сектору (7-9 TRL). Этот разрыв нужно закрывать инжинирингом, а исполнителями могут стать МСП. «Мы не ведем речь про «дайте деньги», мы ведем речь о преференциях к внедрению, которые не видят наши индустриальные партнеры. Университет оказывает в год инжиниринговых услуг на 0,5 млрд руб. Если бы инжиниринговые услуги были освобождены от НДС, это дало бы дополнительный импульс к их развитию».

Олег Плехов, заместитель директора Пермского федерального исследовательского центра УрО РАН, отметил, что аналитика РАНХиГС ориентирована, прежде всего, на индустриальных партнеров НОЦ, которые, однако, не получают никаких преференций. Недостаточно проработан и механизм расходования средств, что ведет к проблемам передачи финансовых ресурсов от одних якорных участников НОЦ другим.

По мнению Владимира Зинова, главного научного сотрудника Центра научно-технической экспертизы РАНХиГС при Президенте России, становление НОЦ при университетах должно быть связано не только с целеполаганием и поддержкой научно-образовательных проектов, но, в первую очередь, с интересами индустриальных партнеров. Их могут заинтересовать меры государственной поддержки развития отдельных отраслей. Например, фармкомпании для получения от государства 25% возмещения затрат на закупки лекарственных средств должны начать производство новых субстанций и потому выстроились в очередь за опытно-промышленными разработками инжинирингового центра РХТУ им Д.И. Менделеева. Аналогичная ситуация сложилась в инжиниринговом центре НИУ ТГУ.

Кроме этого, индустриальных партнеров может заинтересовать отраслевой подход к решению имеющихся технологических задач, при котором структурируется информация о потребностях крупных и средних компаний. Объединение разрозненных потребностей позволяет формировать новые рыночные ниши, объем которых дает основания компаниям, планирующим выпускать такую продукцию, сделать экономически рентабельным инвестиционные проекты по модернизации своего производства. Такой механизм использует, например, АНО Инновационный инжиниринговый центр, созданный Фондом «Иннопрактика» МГУ им М.В Ломоносова.

При разработке планов развития НОЦ важно оценить возможность имеющейся в вузе инновационной инфраструктуры и, в первую очередь, речь идет о 72 инжиниринговых центрах, которые уже работают при вузах и имеют наибольший потенциал продуктивного сотрудничества с индустриальными партнерами. Поэтому ключевое значение при планировании проектов НОЦ имеет менеджмент, который должен соотнести интересы индустриальных партнеров с имеющимися или потенциальными технологическими заделами.

Эксперт рекомендовал Минобрнауки России в рамках формирования программ развития НОЦ найти возможности сотрудничества с Минпромторгом России и другими отраслевыми министерствами, как это уже было успешно осуществлено в программе развития вузовских инжиниринговых центров. «Главное в НОЦ – это не столько развитие науки и образования, сколько достижение технологического развития регионов. Потому менеджмент должен стремиться заинтересовать индустриальных партнеров к сотрудничеству, используя в первую очередь инструменты государственной поддержки отдельных отраслей и возможности поставщиков инжиниринговых услуг первого уровня. В выстраиваемых ими кооперационных цепочках выполнения технологических запросов крупных компаний может быть найдено место и для проектов НОЦ»,- заключил Владимир Зинов, подводя итог состоявшейся дискуссии.

Президентская академия – национальная школа управления
Контакты
Институт прикладных экономических исследований
Адрес
119571, г. Москва,
проспект Вернадского, 82-84,
корпус 9, офис 1805
E-mail
Режим работы
будни: с 10:00 до 18:00
сб., вск.: выходной
Телефон
+7 (499) 956-95-39
Написать
Как проехать