В РАНХиГС при Президенте РФ 5 декабря прошел экспертный семинар «Роль корпоративных венчурных фондов в технологическом развитии крупных промышленных компаний», организованный Центром научно-технической экспертизы ИПЭИ РАНХиГС.  На  обсуждение  были  вынесены следующие вопросы: что сдерживает развитие корпоративного венчурного капитала в России и почему крупные отечественные компании так редко создают корпоративные венчурные фонды.

Эксперт  Центра научно-технической экспертизы РАНХиГС Владимир Зинов обратил внимание на стремительный рост популярности корпоративного венчурного капитала как инструмента инновационного развития крупных компаний:  его мировой объем в 2018 г. увеличился на 47% по сравнению с 2017 г. Более 1000 крупных зарубежных компаний уже имеют собственные венчурные фонды, что почти в 4 раза больше, чем 10 лет назад.  В России корпоративный венчурный капитал все еще находится на этапе становления: в стране действуют единицы корпоративных венчурных фондов (КВФ). Доля России по числу заключенных корпоративных венчурных сделок в 2018 г. составляет около 1,9% от общемирового показателя. Общий объем вложенных средств российских компаний через КВФ составляет всего 0,45% корпоративного сектора глобального рынка венчурной индустрии.

Причина появления  КВФ – развитие инновационных стартапов, в альянсе с которыми крупным фирмам компаниям стало менее рискованно коммерциализировать уже созданные и проверенные инновации, чем создавать свои, начиная с НИОКР. Участие в таких альянсах требовало освоения корпорациями венчурных технологий, которые должны принести развитие, в первую очередь, учредителю венчурного фонда, а не инвестируемым компаниям. В этом и состоит принципиальное отличие целеполагания корпоративных от иных венчурных фондов, созданных независимыми инвесторами. Основные критерии эффективности деятельности КВФ - это финансовые результаты и стратегическое развитие компании-учредителя, а не капитализация портфельных компаний и результаты финансовых спекуляций при продаже доли уставного капитала.

По мнению Зинова, нежелание руководителей компаний с государственным участием рассматривать вложения в существующие сторонние венчурные фонды связано как с неясными правовыми последствиями для самого менеджмента со стороны контрольно-надзорных органов, так и с недостаточным пониманием практик венчурного бизнеса. Для устранения этих причин необходимы популяризация успешного опыта действующих корпоративных фондов, привлечение внешних венчурных фондов для совместных инвестиций (что даст возможность сотрудникам корпораций обучаться практике венчурных инвестиций), совершенствование нормативно-правового регулирования деятельности участников венчурного бизнеса с целью предотвращения проблем, возникающих при применении налогового законодательства.

Заместитель директора ФРИИ по технологическому развитию Сергей Алимбеков выделил принципиально разные цели фондов, созданных независимыми инвесторами для зарабатывания денег, и   КВФ , созданных для реализации стратегий развития корпорации.  У значительного   числа российских компаний отсутствуют стратегии технологического развития с долгосрочным горизонтом планирования, поэтому и КВФ им не нужны. Они справляются с технологическим обновлением, покупая готовые решения, которые их устраивают еще и потому, что никто из них не планирует борьбу на глобальном рынке. Например, российские   телекоммуникационные компании выполняют исключительно сервисные функции. Они покупают готовые решения и оборудование у зарубежных технологических вендоров (производителей оборудования), которые, как раз и используют КВФ для своего технологического развития. Например, в компании Intel создано   более 10 КВФ. Эта компания прогнозирует свои горизонта развития на 10 лет вперед,   горизонт любого венчурного фонда - более 7 лет.  Как отечественная корпорация будет учреждать КВФ, если у нее самой нет горизонта планирования даже на 5 лет?

Дмитрий Матвеев, заместитель директора ФРИИ по инновациям, поддержал мнение коллеги. В большей части российских корпораций нет пока стратегий, структур, мотивации, людей, которые поддерживали бы ли технологическое развитие. С проектом низкого уровня готовности корпорация работать не может, у нее в структуре нет инжиниринговых центров. Из проектов 4-6-ого уровня технологической готовности  ничего не вырастает, поэтому проекты провисают. Необходима стандартизация инновационной деятельности. Нужно создать такой документ, чтобы всем было понятно, с чего начинается конкретный этап разработки нового продукта, что планируется выполнить для возможности начала следующей стадии.

Исполнительный директор Ассоциации Брокеров Инноваций и Технологий Алексей Филимонов поддержал мнение  участников обсуждения : у  КВФ принципиально другой жизненный период планирования, чем у крупных компаний, поэтому они им и не нужны. Для  госкомпаний должен быть разработан  стандарт инновационной деятельности, который был бы согласован со  Счетной палатой и Прокуратурой. Только в этом случае   проверяющие органы будут понимать процесс технологического развития  одинаково с  самой корпорации. Кроме того,   корпорациям часто не во что инвестировать: готового проекта нет, а выращивать полуготовый компании не хотят.

Константин Шуртаков, заместитель генерального директора ФБНУ Дирекции НТП, рассказал, что в Дирекции НТП созданы уникальные наработки в области определения уровня готовности инновационного проекта, позволяющие организовать процесс мониторинга реализации проектов полного инновационного цикла. С использованием таких подходов можно доводить все проекты до определенного и измеряемого уровня завершенности. Если проект полного цикла разбить на отдельные стадии, то входом в новую стадию должен являться  выход из предшествующей.

Заместитель директора АНО «Инновационный инжиниринговый центр» Александр Вольф дал прогнозт, что идея стандарта инновационной деятельности не будет реализована без четкой оценки, какие затраты на инновационный проект допустимы и в каких объемах возможно отклонение от планируемых затрат. Если говорить о взглядах госкорпораций  на конечный продукт, то инвестиции в неготовый продукт в них не подразумеваются в принципе. Корпорациям  проще купить готовый завод  и специалиста или команду с необходимыми компетенциями.

Подводя итоги обсуждения, Владимир Зинов отметил, что несмотря на обозначенные экспертами проблемы развития корпоративного венчурного капитала интерес к его использованию у российского бизнеса нарастает. Отечественный корпоративный сектор венчурного рынка вырос за год с 12% до 20% (по объему с 28,4 млн долл. в 2017 г. до 86,2 млн долл. в 2018 г.). Положительную динамику числа действующих КВФ обеспечивают крупные частные компании, их мотивирует к внешним инвестиционным обязательствам в технологических альянсах конкурентная среда на внутреннем и внешнем рынках.

Президентская академия – национальная школа управления
Контакты
Институт прикладных экономических исследований
Адрес
119571, г. Москва,
проспект Вернадского, 82-84,
корпус 9, офис 1805
E-mail
Режим работы
будни: с 10:00 до 18:00
сб., вск.: выходной
Телефон
+7 (499) 956-95-39
Написать
Как проехать